Новости:
Объявлены лауреаты премии «Рукопись года — 2020» 06.07.2020 г.

трансл5 июля 2020 года в формате онлайн прошла церемония вручения премии «Рукопись года» — премии, которая организована редакцией «Астрель-СПб» и присуждается начинающим писателям за лучшие рукописи. Были названы лауреаты 11-го сезона.

Подробнее...
Новинка: «Ночные кошмары! Забытая колыбельная» Джейсона Сигела и Кирстен Миллер 04.07.2020 г.

колыПредставляем новинку для детей и подростков — третью книгу цикла «Ночные кошмары!» Джейсона Сигела и Кирстен Миллер — «Ночные кошмары! Забытая колыбельная». Бестселлер New York Times!

Подробнее...
Блог главного редактора:
Анна Каренина вошла в список персонажей, одетых лучше всех03.07.2020 г.

карБританская писательница, критик и журналист Аманда Крейг составила для издания The Guardian список самых выразительно одетых персонажей мировой литературы — тех, чья одежда лучше всего передает сущность их характеров.

Подробнее...
Онлайн-церемония вручения премии «Рукопись года — 2020» пройдет 5 июля03.07.2020 г.

цереВ этом году вручение литературной премии «Рукопись года», в силу известных причин, пройдет в онлайн-формате. Трансляция начнется 5 июля, в воскресенье, в 18-00 по московскому времени. Приглашаем всех желающих!

Подробнее...
Интервью:
ВИДЕО: Александр Прокопович — о начинающих авторах и продвижении12.02.2020 г.

2020-02-12 20-34-43Александр Прокопович, главный редактор «Астрель-СПБ», честно ответил на вопросы Владимира Чичирина, интересующие начинающих авторов и не только. Даже на те, на которые издатели стараются не отвечать всеми возможными способами.

Подробнее...
Рецензии:
Школа волшебства: рецензия на новую детскую книгу Светланы Кривошлыковой23.04.2020 г.

веничКнигу «Приключения Мохнатика и Веничкина в школе великого волшебника» захочется не раз перечитать в кругу семьи, она дарит чувство единения, заставляет поверить, что волшебство способно преодолеть любые трудности настоящего...

Подробнее...

Катя Оковитая Мора-Мрукс. Проклятие королевского рода

В мрачном и таинственном городе Вермонстре находится школа чудес и чудовищ — Мора-Мрукс. Попасть в неё может далеко не каждый! Для начала нужно быть вампиром, привидением, или иным поэтусторонним существом. Кроме того, каждый ученик должен обладать какой-либо магической силой. Чтобы получить знания, тоже придётся постараться. Ведь учителя в школе любят прогуливать уроки, да и вообще, их порой бывает трудно поймать. Поэтому в школе Мора-Мрукс собрались самые выдающиеся и талантливые дети-монстры.

Кира, Саша и Вероника — никогда раньше не дружили. Но, с появлением новой ученицы, в школе начинают происходить странные и невероятные события. И теперь девушки должны объединиться, чтобы разгадать загадку новенькой и помочь друг другу.

Глава 1
Странная пропажа

…До начала занятий оставалось полчаса. Кира сунула телефон в карман и вскочила из-за стола, не допив какао. У самой двери она остановилась, протянула руку и нахмурилась. На ладони появился бирюзовый светящийся шар. Он искрился, чуть-чуть менял цвет, но в целом выглядел достаточно безобидно. Кира перекинула его с руки на руку: шар беспрекословно выполнял её команды. Всё-таки она не зря целую неделю тренировалась контролировать свою волшебную силу.

— Отлично, надеюсь, на экзамене я смогу повторить то же самое. — Кира осторожно пошевелила пальцами, шар начал потрескивать и поменял цвет. — А не так уж и сложно управлять призрачной молнией.

— Аррррр, — раздалось вдруг откуда-то снизу и в подол Кириного платья вцепились острые когти.

— Ай, — Кира вздрогнула, шар на ладони подпрыгнул и, взорвавшись на тысячу мелких осколков, исчез вместе со светом в холле. Единственным напоминанием о нём остались колючие искры, которые пробегали по стенам, по одежде и даже по шерсти животного под ногами Киры.

Алиса Рекунова Жизнь среди людей

"Я просто хочу быть как все.

Хочу общаться с людьми, дружить, смеяться над чьими-то шутками, говорить впопад. Хочу быть частью чего-то.

Чего-то большего, чем я сам".

Необычный ученик в обычной средней школе. Правила игры известны всем...

...кроме него.

2
Я НИКОГДА НЕ

В неизвестных морях я мечтал о далекой родной земле,
Встречал встающее из глубин бесконечное солнце.
Я вдруг осознал. Оно будет жить, а мы все превратимся в тлен.
Я вдруг осознал, мы уже никогда никуда не вернемся.

Может ли разум осознать себя, если не встретился с другим разумом? Могу ли я считать себя разумным? Я даже не всегда понимаю, что есть я.

Иногда мне кажется, что я сплю и никак не могу проснуться. Иногда мне кажется, что я сплю тысячу лет или даже больше. Я так далек от всего.

Я так далек от людей.


 

Все смотрели на меня.

— Только от метро до моего дома минут двадцать пешком,— сказал я.

Мне показалось, что прошло так много времени, что за окном мог бы наступить очередной ледниковый период.

— А что? Пойдемте,— сказал Артем и подошел ко мне. Очень близко.— А у тебя родаков дома нет?

У него немного пахло изо рта, и я осторожно отодвинулся.

— Нет,— ответил я.— Мама только в конце недели приедет.

— О’кей. Тогда двинем к Лехе,— сказал он всем и хлопнул меня по плечу. Последнее, на мой взгляд, было лишним.

Раздались одобрительные возгласы, а кто-то тоже похлопал меня по плечу.

Я вспомнил, что надо улыбаться.

Светлана Волкова Подсказок больше нет

Школа - ад, особенно если это новая школа. В чужой стае нелегко. Может, кем-то прикинуться, чтобы тебя зауважали,- панком, готом, бандерлогом? А может, кем-то еще - тем, кого и в природе не существует?.. Самое трудное с джином, выпущенным из бутылки,- заставить его вернуться.

Глава 3
ЮЛЬХЕН

Кирилл Кабанов сидел в кабинете математики и разглядывал учительницу. С каким-то злорадным удовольствием отметил, что лак на указательном пальце её правой руки немного облупился. Знает ли сама? Наверное, нет, потому как этим самым пальцем перед его носом так и машет. Интересно, что будет, если взять и заявить: «Юлия Генриховна, а чё, ковырялись где, что ли, раз ноготь обшарпан?» И на реакцию её посмотреть. Заткнётся тогда сразу, подавится педагогической своей речью. Ведь каждое утро в школу приходит вся такая чистенькая, намарафеченная, с причесоном, блузку или платье два раза подряд не надевает. А шмотья-то мало, экономно живёт. Девчонки вычислили, через какой промежуток времени она снова тот же блузон напяливает, но уже с новым шарфиком. Будто бы не догоняют все, что в старом пришла. Престижная школа — чтоб её! — надо соответствовать. А и правда, взять вот так и сказать про лак. И потом поржать с пацанами.

Редактор: Александр Прокопович Русский фантастический. Черновики мира. Альманах, №1, 2015

Считается, что жанр фантастики появился совсем недавно - чуть более сотни лет назад. На самом деле с незапамятных времен создавались истории об иных мирах. Они так захватывают воображение, что люди до сих пор отправляются на поиски следов Атлантиды и Эльдорадо, Гипербореи и града Китежа.

Мы представляем очередной сборник рассказов, написанных русскими фантастами - победителями конкурса, организованного независимыми экспертами.

— Мы, кажется, недавно закрыли библиотеку? — нахмурился староста.

Ответил секретарь, тихо шуршавший в углу бумагами:

— Нужно было переселить стариков ближе к теплой шахте.

Вот книги и собрали...

— Но ведь не выбросили?

— Нет. Посчитали, что, если станет совсем холодно, пустим на растопку.

— На растопку?! — ужаснулся Артем и замолчал под колючим взглядом Тюхтия.

Морщины на лбу старосты собрались в густую сетку. Было заметно, что какая-то мысль не дает ему покоя. Все почтительно замерли, ожидая его решения.

— Тогда сделаем так,— сказал он.— Мальчишку определим к стрелкам, хватит ему отсиживаться на общих работах. А в качестве пряника пообещаем библиотеку. Когда зарядим башню, пусть подберет помещение, закажет плотникам мебель и вообще... будет у нас Библиотекарем. На правах начальника отдела. Взаимодействие с другими службами на обычных условиях: обяжем помогать, чем смогут. Но это потом. Сейчас главное — поймать молнию. Ты хорошо представляешь, что для этого нужно, мальчик?

Артем кивнул. От открывающихся перспектив кружилась голова. Его будут кормить за то, что он читает?!

— Сроку тебе — три дня. Подождем. Чтобы через три дня в шахте дежурки светился раскаленный металл. Если справишься, ходить тебе в героях и спасителях цивилизации. Если же нет...— Разгладившиеся морщины вновь собрались в тугой комок. Было видно, что возможность такого исхода старостекрайне неприятна.

Татьяна Белоусова Всё про этикет. Полный свод правил светского и делового общения

Эта книга - прежде всего не "о манерах", она об оптимальной "модели поведения", в которой достоинство и вежливость имеют точный баланс и которая дает РОСКОШЬ БЫТЬ СОБОЙ.

Полный свод правил современного европейского этикета поможет ответить на множество общих и частных вопросов и избежать неловких ситуаций. Многое разрешено, мы просто не все знаем об этом!

В любых, даже неординарных событиях и при самых важных контактах вы будете увереннее и свободнее, на торжественных приемах вы получите удовольствие, на деловых встречах - лучший результат.

В каждом пункте правил этикета существует логическая предпосылка, которая привела к его возникновению, а равно и психологический фактор, который наполняет этот пункт смыслом. С пониманием сути и логики, "сложные" и "трудновыполнимые" правила этикета станут для вас простыми и понятными, а следование им сделает вашу жизнь легче и приятнее...

§ 3. Виды официальных и неофициальных приемов

Жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.

О. Генри

На мероприятиях разной степени пышности и важности участникам следует получать удовольствие – много общаться, заводить приятные знакомства, договариваться о партнерстве и пр. И не годится демонстрировать скованность, разочарование и скуку, держаться обособленно, «своим кругом». Для этого достаточно знать правила и иметь привычки к светскому общению.

Большие торжества и приемы могут быть разной степени официальности. Для официальных мероприятий обязательны повод и наличие приглашения.

арутС нашей соотечественницей - писателем и художницей Каринэ Арутюновой мы познакомились в прошлом году, на проходившем в Ереване Пятом форуме переводчиков и издателей стран СНГ и Балтии. Каринэ родилась в Киеве: за ее плечами эмиграция в Израиль и возвращение в родной город. Эта талантливая, удивительно нежная и обаятельная женщина в 2009 году стала финалистом израильского литературного конкурса “Малая проза” и лауреатом в номинации “Поэзия” в литературном конкурсе, посвященном памяти поэта Ури Цви Гринберга. Уже на следующий год писательница вошла в шорт-лист премии Андрея Белого в номинации “Проза”, а в апреле 2011 года была выпущена ее книга “Пепел красной коровы”, включенная в лонг-лист премии “Большая книга”. Общение с Каринэ, равно как и ее произведения, - ни с чем не сравнимое и непередаваемое ощущение: когда ум, интеллект, такт, высокая культура и виртуозное владение Словом сплетаются в особую, неповторимую “картинку” - Образ и Понимание (скорее, угадывание) Человека во всем его многообразии и красоте. А еще можно с уверенностью сказать, что любой разговор с ней - это новое и целостное “произведение”: новелла, рассказ - как хотите. Судите сами...

- Каринэ, пожалуйста, расскажите подробнее о вашей семье и армянских корнях.

- Уже не раз писала о том, что мне повезло. Мой отец читал философию и логику, был одним из лучших преподавателей вуза, членом Академии наук Украины. Но это все внешнее. А главное было - суть. Блестящий ум, ирония, эрудиция. Не сравнимое ни с чем чувство юмора! Абсолютно неформальный человек. Его любили студенты, аспиранты, друзья. Правда, друзей становилось все меньше. Главные - остались там, в стране моего детства, - в тесной кухоньке, за столом, уставленным пиалами с горьким чаем. Удивительные люди. Им удавалось совмещать две жизни - формальную и неформальную. В нашем доме был “папин кабинет”, с книжными полками, пишущей машинкой и радиоприемником в углу. В радиоприемнике звучали “голоса”. Би-Би-Си, Голос немецкой волны из Кельна, Голос Америки, радио “Свобода”. В соседней комнате в телевизионном экране мелькали одни и те же постные лица. Стоило только перейти из одной комнаты в другую.

Я не очень много, к сожалению, знаю о своих корнях. Знаю, что мать моего отца из Карабаха. Ее отца звали Саак, он родился в городе Шуша. А вот деда ее звали Тер-Вартан, и жил он в Энзели, на севере Ирана (прежнее название - Пехлеви). Тер-Вартан из Пехлеви. Это уже, согласитесь, немало. Моя бабушка Тамара, дочь персидского армянина-коммерсанта, утверждала, что род ее княжеский. Я не нахожу оснований не верить своей бабушке, потому как была она тонка в кости, ноги ставила “по-балетному” и вообще жила на широкую ногу, невзирая на постигшие ее множественные бедствия.

А корни моего армянского деда произрастают из земли деревни Шикаог.

В 1911 году он проходил службу в царской армии и состоял среди прочих в охране во время торжественного спектакля в городском театре, именно в тот роковой день, 2 сентября, когда произошло покушение на Председателя Совета Министров П.А.Столыпина. Впоследствии мой дед делился воспоминаниями об удивительном городе Киеве, очаровательных киевлянках и странном красном вареве с нелепым названием “борсч”. Мои родители - дети войны, родившиеся в 1938-39гг. Мама первые годы жизни провела в эвакуации, в Казахстане и на Кавказе. Каким-то чудом она и ее мама не остались там, в оккупированном Киеве, в Бабьем Яру. Соседи уговаривали их остаться. Хорошие были соседи. Но, я думаю, как хорошо, что они все же уехали. Моя мама никогда не видела своего отца, погибшего в 1943.

- Вы писатель и художник. Что было вначале - “Слово” или “Изображение”? Кем вы себя больше ощущаете - художницей или прозаиком? Хотя для меня эти две ваши ипостаси взаимосвязаны: вы пишете, как рисуете - ярко, сочно, широкими мазками. Читая ваши новеллы, буквально ощущаешь запах, цвет и вкус словесной палитры. Кроме того, перед глазами очень четко встают “картинки”: персонажи ваших рассказов становятся “видимыми” и осязаемыми.

- Вы абсолютно правы, - для меня, видимо, это две стороны одной медали. Когда-то я мечтала о режиссуре, о живой картинке, о движущемся тексте. Могу сказать, что написание текстов - это наиболее экономный способ “показа”. Где ты абсолютно независимо ни от кого выстраиваешь свой мир.

Сложно сказать, что для меня первично, что наиболее важно. Мне важно мое право на слово и на молчание. И тогда на помощь приходит холст. У мольберта можно молчать часами. Это процесс восстановления, очищения, если хотите. Тогда как работа с текстом несколько опустошает. Назовем это - счастливое опустошение. Всепоглощающее.

- Как к вам пришел литературный успех, и считаете ли вы его закономерным? Когда выйдет ваша следующая книга?

- Об успехе. Это такая, несколько относительная штука. Что такое успех? В каких единицах мы можем измерять его величину? Успешный автор - это миллионные тиражи, это когда узнают на улице, просят автограф? Это нешуточные гонорары, это вопрос - “ваши творческие планы”, это полки в книжных магазинах, это корешки, которых сладко касаться рукой?

Так вот. По улицам я передвигаюсь спокойно, хотя книжки все же иногда подписываю. Но существует некая внутренняя шкала, этот маленький, насмешливый, въедливый цензор. Он определяет всю меру успеха и неудач. Это он горделиво выпрямляется, когда ставится точка в конце рассказа, новеллы, повести, когда ты точно знаешь, что созданный тобой мир - хорош. А все прочее - уже потом. Оно либо подтверждает, либо…

Пишущий человек - назовем его так - это всегда немножко… идущий стороной, наблюдатель, изгой. Он всегда немножко в оппозиции. Смешно полагать, что лучшее создается в кабинетной тиши, в комфорте и здравии. Лучшее - это всегда надлом, отчаяние, крушение, если хотите. А успех…

“Успешный автор N., сидящий за письменным столом”. Мы можем только догадываться, каковы слагаемые, составляющие его успеха…

Моя новая книга “Скажи красный” выходит в издательстве “АСТ”, я надеюсь, совсем скоро, - приблизительно это конец лета - начало осени. Вот здесь я могу ответить на вопрос о закономерности.

Мне необычайно везет с людьми! В издательстве “Аттикус-Азбука”, во время работы над книгой “Пепел красной коровы” (серия “Уроки русского”) мне посчастливилось встретиться с редактором Аллой Хемлин, профессионалом высочайшего класса, тактичным и внимательным, а вот в “АСТ” (“Астрель”) - чудесная Екатерина Серебрякова, общение с которой уже само по себе радость и везение.

- За эти несколько лет наметилась некая тенденция - “армянская экспансия” на русскоязычном литературном пространстве. Причем “женская”: сразу три наши соотечественницы - вы, Мариам Петросян (“Дом, в котором…”) и Нарине Абгарян (“Манюня”, “Понаехавшая”) громко заявили о себе и, можно сказать, уже “застолбили” свою нишу на ниве современной русской прозы. Этому есть какое-то объяснение у вас лично?

- Это очень хорошая тенденция! Знаете, во время последнего визита в Армению мне опять повезло! Опять люди! Лица. Меня окружали умные и талантливые люди. И так получилось, не знаю, закономерность это или случайность, но одним прохладным октябрьским вечером мы оказались за одним столом, в замечательном доме Мариам Овнанян, журналиста и хозяйки книжного магазина “Бюрократ” (с тех пор много воды утекло, и “Бюрократ” уж не тот). По правую руку от меня сидела Нарине (мне с трудом удается воздержаться от лавины эпитетов, начиная с “удивительная, светоносная” и т.п.), а по левую - очаровательная Мариам Петросян.

Нужно ли говорить, что вечер был из “неповторимых”, запоминающихся надолго. Вы думаете, мы много говорили о творческих планах? Да, мы немножко подписывали свои книги, но, в основном, смеялись. Это такой смех…У меня это было, допустим, с моим папой. Когда ты еще только подумал, а уже смешно. Или грустно. Когда понимание на уровне подтекста, полувзгляда. В общем, весь вечер меня не покидало ощущение, что я всегда сидела за этим столом, в этом доме, с этими людьми. Будто знакомы мы давно, и встреча наша не то что закономерна, она запрограммирована. Где, кем, когда?

Слово “застолбили”. Я никогда не размышляла на эту тему. А сейчас - задумалась.

Об армянах диаспоры, о том, почему носители армянской крови выражают себя на другом языке (в данном случае - русском)? Что явилось причиной? Ну, со мной более-менее ясно. Я родилась не в Армении. И моим родным языком всегда был русский. Я благоговею перед языком армянским, перед его звучанием, но моим языком всегда будет русский. Я на нем думаю. Так сложилось.

И что такое армянский дух? Как может выразить себя армянин, не пишущий на армянском? Насколько он армянин в текстах? Насколько это значимо? Например, Мариам Петросян - это армянский писатель? Русский? А Нарине?

Последствия глобализации, иных процессов необратимы. Земля сместилась со своей оси, чего же мы хотим? Смешение рас, народов, языков.

Мне - еще сложней. Иногда это некие гипотетические “качели”, на которых раскачиваешься, касаясь “армянского”, “еврейского”, но в итоге - общечеловеческого в себе, в иных.

Мой сын, например, носитель армянской, еврейской, испанской, индейской кровей. Как результат той самой глобализации, свободно говорит по-английски, на иврите, думает по-русски (как мне кажется).

Но все же, все же…Все то же чувство причастности. Сопричастности. Не только по крови, но и по духу, образу мыслей, чувствованию. Как будто есть некий праязык, на котором мы думаем и некий ПРАТЕКСТ, который пишем и пишем.

И еще. Я думаю, что эти вот девочки из интеллигентных армянских (и еврейских) семей, из домов, в которых особое место занимает книга (из семей преподавателей, художников, переводчиков, учителей), девочки эти росли примерно в одно время. Есть некая преемственность. Трудно вообразить себе, как из ничего вырастает нечто. Вначале было Слово. И были дома, в которых достаточно скромная, если не скудная материальная жизнь, но зато - духовная, в светском, разумеется, понимании этого слова. В которых шумные посиделки в тесных кухоньках, ирония, смех, тепло, любовь. А чувство слова… Наверное, мы, пришлые, иные, привносим собственный опыт в обращении с великим и могучим, куда “свои” входят в галошах и сапогах (по праву рождения, крови), мы входим на цыпочках, затаив дыхание...

Читать полностью в газете "Республика Армения"

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%