ССФ.Интервью: Владислав Северцев

северПродолжаем публикацию серии интервью, приуроченной к первому и единственному в России хоррор-конвенту «Самый страшный фестиваль». Сегодня на вопросы отвечает Владислав Северцев — основатель студии «10/09», которая специализируется на производстве картин в жанре ужасов, продюсер телепередачи «Битва экстрасенсов», кинодилогии «Пиковая дама», фильмов «Невеста» и «Рассвет». А еще Владислав приготовил сюрприз всем, кто ждёт вручения нашей премии «Мастера Ужасов» («Самый страшный фестиваль», 1 ноября, онлайн), — новую, специальную номинацию.

— Что такое жанр ужасов?

— Это удивительный жанр, где от, казалось бы, совершенно неприятных ощущений, человек получает удовольствие. Жанр, который выбрасывает адреналин в кровь и «щекочет нервы». На самом деле, если копнуть глубже, мы поймем, что это и есть желание победить собственные страхи. В первую очередь страх смерти. Чисто подсознательное эволюционное желание человека как биологического вида, найти ответы на вопросы собственной безопасности и выживания.

— Что в жанре уже клише и дурной вкус, что — модно, а что — вечно?

— С моей точки зрения, технические «пугалки» типа джампскейров и крови ради крови — это клише и дурной вкус. Саспенс и психологический ужас никогда не выйдут из моды, потому что это работа уже на совершенно другом уровне.

— Какие фильмы в жанре являются обязательными для просмотра?

— Не хочется звучать как какой-то закостеневший старпер, но классика жанра — от «Психо» и «Ночи живых мертвецов» до «Нечто» и «Сияния» — вещи обязательные, так как они повлияли не только на киноязык самого жанра, но и кино как искусство в целом. Это фильмы, которые в определенной степени сформировали вкусы целых поколений.

— Привыкаешь ли к ужасам? Если смотреть/снимать каждый день, страшно уже не будет?

— Конечно. Это же на уровне физиологии — один и тот же раздражитель просто не может работать одинаково хорошо на протяжении длительного времени. Именно поэтому крайне важно искать новые подходы, новые раздражители нервной системы. Это одинаково важно и для тех, кто снимает, и для тех, кто смотрит.

— Можно ли смотреть фильмы ужасов детям и подросткам?

— Можно. Тут все зависит от конкретного поджанра и тематики фильма, конечно. Мой восьмилетний сын обожает фильмы ужасов, но я даю их дозированно, четко понимая, с чем он может справиться, а что еще лучше отложить до той поры, когда он станет взрослее.

— Почему жанр ужасов набирает популярность в России?

— Потому что этого кино у нас просто не было очень долгое время. Десятилетиями советское кино развивалось, оставляя жанровые вещи за бортом чисто по идеологическим причинам. Фактически коммерческий хоррор появился в России всего пять лет назад с первой «Пиковой дамой». Это очень маленький срок в рамках истории развития кинематографа, но я уже вижу, насколько за эти пять лет он развился. Главное — найти свой национальный, особый, узнаваемый почерк, который бы четко выделял российский хоррор на мировом рынке.

— Почему его так не жалуют ценители высокого искусства? Или ситуация уже изменилась?

— Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я-то как раз не ценитель высокого искусства. Я по другую сторону баррикад, при этом очевидно, что новая волна elevated horror действительно получает признание и «классических» кинокритиков в последнее время. Хоррор — аттракцион эмоций. Возможно, в массе своей и довольно примитивный в плане сюжетов и актерской игры. Но, покупая билет на «американские горки», человек хочет получить именно то, за что он платит. Хочет, чтобы его мотало из стороны в сторону на бешеной скорости и кричать от ужаса вместе с остальными. За другими эмоциями люди идут в музей. Или в стриптиз.

— Что хорошего сделали в жанре ужасов в последнее время?

— Многое. Очень многое. Астер и Эггерс большие молодцы, но и Ван ничем не хуже. Все они достигают одной цели, только разными средствами.

— Какие планы — что еще хотите сделать, чтобы развивать эту тему дальше?

— Сейчас работаем над сразу несколькими сериалами. Пока у нас в стране не было ни одного действительно жанрового полноценного сериала, и я надеюсь, что именно мы это сделаем первыми, и сделаем хорошо. Я вообще очень люблю заходить на неизвестные территории, как, например, с нашим недавним «Не бойся», который для меня (и не только для меня) был чистым экспериментом. В результате сейчас у него рейтинг на Кинопоиске — 7.1. Это самый высокий рейтинг из всего, что я сделал в хорроре до сих пор. Значит, все не зря, есть куда идти и что искать.

Еще я работаю над двумя англоязычными проектами, работа там еще на самом начальном этапе, поэтому рано говорить подробно, но для меня это крайне важный шаг. Это возможность вывести российский хоррор на совершенно новый уровень.

Кстати, я готовлюсь к защите кандидатской диссертации по сложно звучащей теме «Эмансипация ужаса в современной медийной культуре». Из-за пандемии защиту перенесли на ноябрь этого года. Очень волнуюсь. Если все пройдет хорошо, стану первым в России хоррор-продюсером с научной степенью в жанре. Страшно и смешно одновременно.


«Самый страшный фестиваль»
28 октября – 1 ноября 2020 г.

Ужас, что мы творим!

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%