Наталья Филимонова: "Детские писатели – бесстрашные люди"

филимонЛауреатом всероссийской премии "Рукопись года" в номинации "детская книга" стала ростовчанка Наталья Филимонова. Такой оценки удостоилось первое ее произведение "Нюся из-за Шкафа". Как живется домовым в многоэтажках, что такое "гены-чебурашки" и почему современной девушке хочется замуж за Снусмумрика, рассказала "РГ" молодая писательница.

Наталья, для какой аудитории ты писала?

Наталья Филимонова: Наверное, это дети от шести до десяти лет. Главная героиня - первоклассница. На мой взгляд, читать о ней будет интересно тем, кто находится примерно в таком же возрасте. Но ввиду того, что сама я тетенька достаточно взрослая, мне хочется, чтобы это было занимательно для любого возраста. Я ведь и по сей день перечитываю историю про Карлсона и муми-троллей.

Почему ты пишешь для детей?

Наталья Филимонова: Я всю жизнь пишу. Не знаю, эволюция это или какой-то регресс, но в детском возрасте и в юности появлялись серьезные тяжелые вещи, эдакая якобы философская интеллектуальная проза. Потом появилось подростковое фэнтези, и вот доросла, наконец, до детской сказки. Обращаться к какому-то конкретному возрасту вряд ли стоит. Ребенок - это ведь такой же человек, просто с меньшим опытом, с ним не надо сюсюкать. Есть смысл вести разговор так же, как и со взрослым. Если какое-то слово незнакомо - ничего, спросит, пусть расширяет свой кругозор и словарный запас. Например, мой сайт, посвященный добрым сказкам, адресован в равной мере, как маленьким, так и уже выросшим детям.

А как появилась домовенок Нюся или, как ты ее называешь, квартирная?

Наталья Филимонова: Тут есть небольшая история. Несколько лет назад я нарисовала смешную зеленую штуку, которая, как мне казалось, могла стать ведущей зарождавшегося тогда журнала. Проект не состоялся, и рисунки долго-долго пролежали в столе. Однажды я на них наткнулась, и мне стало жалко, что этот персонаж так и не ожил. Я стала придумывать, кто она такая, откуда взялась и как ей живется. Так и получилась Нюся.

А у тебя в детстве была своя квартирная?

Наталья Филимонова: У меня была выдуманная подруга - просто девочка, без всяких сверхспособностей. Наверное, квартирная - это та подруга, которую мне хотелось бы иметь. Ведь ходить сквозь стены очень весело.

Ты пишешь про обычную семью. Квартира в панельной многоэтажке, машина в кредит, и даже папа боится потерять работу. Все - как у всех. Это специальный ход?

Наталья Филимонова: Я сама из самой обычной семьи, и такие же семьи я вижу вокруг. Имя моей героини - Люба, так зовут мою маленькую племянницу. Кстати, на ней-то я и проверяю, получилось у меня написать то, что хотелось, или нет. Если смеется в нужном месте, значит, получилось. Ну а книжная Люба похожа на меня саму в детстве - застенчивая девочка, которая очень много читает.

У тебя нет плохих героев. Кикимора и та быстро стала на путь исправления. Ты в жизни зла совсем не видишь?

Наталья Филимонова: Я вижу зло, но мне бы очень хотелось донести, что не бывает злых людей изначально, как не бывает неправых для себя самого. У каждого человека есть свои мотивы и система оправдания. Даже у того, кто на текущий момент ведет себя не лучшим образом, всегда есть шансы пойти в другую сторону. Злых людей я лично не знаю, а может, их совсем нет?

Я не знаю того, кто бы был неправ...

Наталья Филимонова: Точно, Гребенщиков - это мой любимый музыкант.

нюсяТы Питер Пэн в душе?

Наталья Филимонова: Я не уверена, что лично для меня окончательно повзрослеть реально. Взрослый человек - это такое всесильное существо, которое отвечает за мир вокруг себя, а мой мир живет по каким-то собственным законам. Сложно сказать, что окажется за углом в следующий момент, и в какую сторону повернут события.

Сейчас много говорят о том, что детская литература оскудела и даже находится на грани исчезновения. Почему не появляются такие авторы, как Астрид Линдгрен, Туве Янссон, Чуковский и Софья Радзиевская?

Наталья Филимонова: Детские писатели есть, и они потихонечку растут. В советское время были настоящие глыбы в литературе, на них работала мощная государственная машина продвижения. А сейчас молодому писателю достаточно непросто. Сложно попасть в издательство "самотеком", а если все-таки издали, то, как правило, небольшим тиражом. Да и покупают неизвестного автора мало. Надо отметить и то, что люди читают сейчас не так охотно, бумажных книг стало меньше. Успех - это в определенной степени лотерея. И все же новые имена появляются. Что касается таких звезд, как Линдгрен, Янссон, Сельма Лагерлеф или Турбьерн Эгнер, их во все времена было немного. Даже не в каждом поколении, да что там - не в каждом веке появляется такая блестящая плеяда писателей. Это необъяснимо. Как вспышка на солнце. Они создали героев, с которыми можно вместе расти и взрослеть. Вот Снусмумрик, к примеру, мужчина моей мечты, я бы и замуж за такого вышла.

Вот как?

Наталья Филимонова: Он романтик, музыкант и бродяга-мечтатель. Тонко чувствует прекрасное и не ценит собственности - оттого и владеет всем миром. Он принимает окружающих такими, какие они есть, а ненавидит только сторожа в парке и запрещающие таблички. То есть попросту - все то, что может ограничивать свободу. В общем, мне подходит. Поди найди такого!

А ведь верно, некоторые книжные герои идут с нами рядом всю жизнь. Писать для детей - это очень ответственно?

Наталья Филимонова: Да, пожалуй, детская литература - сфера, где страшно совершить ошибку. Ребенок прекрасно чувствует фальшь. Взрослый, скорее всего, заметит, но проскочит мимо, а детское сознание зацепится, поэтому нельзя фальшивить и допускать ляпы от незнания темы. Иногда мимоходом сказанные фразы, случайные ситуации становятся основанием для каких-то предубеждений, комплексов и даже свойств характера. Когда и как твои слова преломятся в детском сознании, предугадать сложно. Если этого боишься, остается только молчать рядом с ребенком. Наверное, настоящие детские писатели - бесстрашные люди.

В наше время дети нередко предпочитают книгам интернет …

Наталья Филимонова: Сейчас, пожалуй, даже реальное общение отходит на второй план, и все больше детей и взрослых погружаются в виртуальный мир, но вот общение это или нет - я не знаю. Формируется особая среда, где каждый может представиться совсем не тем, кем является на самом деле. Зачастую появляется сильнейший диссонанс между сетевым персонажем и настоящей личностью. Рано или поздно с миром приходится сталкиваться, и оказывается, что ты серая мышь и просто-напросто не умеешь общаться с людьми.

Но это такая же выдуманная вселенная, как и сказки? В твоей книге девочка ходит сквозь стены и устраивает чужие судьбы.

Наталья Филимонова: Любая книга - уход от реальности. Но хорошая сказка учит не прятаться от каких-то проблем, а решать их. В то же время в виртуальном мире, к примеру, в компьютерной игре, ты просто становишься кем-то, у кого нет твоих проблем. Ты уходишь от них. А книга ставит тебя с ними лицом к лицу. Ведь интереснее всего нам читать именно о тех героях, что похожи на нас, кому мы можем сопереживать, кто сталкивается с похожими трудностями. И совершенно неважно тогда, окружает ли этого героя обыденный мир или сказочное царство - это всего лишь декорации, а чувства и отношения людей везде одинаковы. "Нереальность" и "сказочность" - тоже достаточно условные понятия. Острые конфликты и драматические ситуации в книжном сюжете просто доводят проблему до крайности - и позволяют ей разрешиться. Необходимо показать - в любой ситуации есть выход.

Ты уже создала особый мирок, населила его симпатичными героями и чудесами. Дальше будешь разрабатывать эту тему?

Наталья Филимонова: Сейчас я пишу книгу о приключениях мальчика - соседа Любы. Он поедет в лагерь на море и случайно позовет с собой квартирного Тешу Закроватного. Соблазнительно, конечно, запускать новые истории в уже существующей системе координат, но рано или поздно это, наверное, станет скучно мне самой, а значит, и читателю.

Я бы хотела написать об усыновленном ребенке. Общаюсь на форумах с теми, кто уже сделал этот шаг, и с профессиональными психологами, чтобы прочувствовать какие-то нюансы. Думаю, что если бы каждая бездетная пара усыновила одинокого ребенка, у нас не было бы детских домов. Но эти две вселенные существуют отдельно и практически ничего не знают друг о друге.

скнигойфилДетдома - это такой совершенно отдельный мир, о котором мало кто в "нормальном" мире имеет хоть какое-то представление. Для большинства так: ну, есть какие-то сироты, я отнесу им на праздник своего старого плюшевого мишку. Но если вникать, мишка не нужен, потому что материально детдома неплохо обеспечиваются. Скорее наоборот, ребенку трудно привыкнуть к мысли, что никто ему ничего задаром не должен. С этим ощущением он вырастет, а мишек ему дарить перестанут. И будет очень-очень сложно научиться жить в "нормальном" мире, законам которого его некому было учить. Мы принесли игрушку - хуже не сделали, но задачу не решили.

Есть проблемы, понятные только определенному кругу лиц, в этом кругу даже существует свой язык, своя терминология. Пара, взявшая ребенка в детдоме, никогда не скажет "родные - неродные" дети, это запрещенные слова. Они говорят - кровные и "тематические", или "своерожденные" и "от аиста". Или вот есть слово "адаптация", несущее для большинства абсолютно нейтральный смысл. А для приемных родителей - это страшное слово. Классический пример принятия ребенка - сначала медовый месяц, как бывает у людей, привыкающих друг к другу, а вот потом наступает эта самая адаптация - стадия настоящего привыкания, которая может растянуться на годы и накрыть когда угодно.

Со своим ребенком тебе природа помогает, к тому же родители 9 месяцев готовятся к его появлению. И как бы плохо он себя ни вел, есть осознание, что это мое, и я от него никуда не денусь. А с "тематическим" ребенком всегда можно уйти от проблемы, сказав: "У него плохая наследственность, это сработали гены-чебурашки". Генами можно объяснить все, что угодно, но ведь не каждый из нас может сказать, кто у него был прадедушка, сколько у него в роду алкоголиков, а быть может, и убийц.

Я надеюсь, что когда-нибудь появится у меня книга об этих очень непростых проблемах.

В ней тоже все будут добрыми? Ведь в первой твоей сказке девочка учится сочувствовать всем, и даже воюющие между собой шмыги и дрыги - обаятельные сущности.

Наталья Филимонова: Еще не знаю. Я не специально придумала добрых персонажей, они просто есть, существуют, а я описала их, проявила в нашей реальности, как проявляли когда-то фотографии. В каждом персонаже, как и в каждом человеке, есть и черные, и белые краски. Но попробуй повернуться к людям своей белой стороной и вдруг увидишь, что вокруг тебя белое поле. Я пытаюсь так поступать, потому что знаю об этой прямой зависимости, ясной, как математический закон, - насколько ты сам светел, настолько светлым будет мир, в котором живешь.

Справка "РГ"

Премия "Рукопись года" учреждена как ежегодная российская национальная литературная премия. Ее цель - помочь талантливым авторам добиться успеха и признания посредством своего творчества.

Источник: Российская газета

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%