Два в одном, или Почему мы вместе

Серия городского фэнтези «Московские сторожевые», выходившая в 2013-2014 годах в издательстве «АСТ» (редакция «Астрель-СПб»), объединила шесть писателей, разных настолько, что читатели пришли в недоумение. Но нам, писателям, казалось, что все очень логично: странный мир, странные люди, которые пишут странные книги, странная серия. Почему нет? Мы долго присматривались друг к другу – потому что были объединены не по собственной воле, а решением редакторов, и вскоре поняли, что безусловно интересны друг другу, несмотря на все видимые и скрытые различия. Две из нас – Марика Ми и Наталья Лебедева по счастливому стечению обстоятельств оказались не только полярно противоположными авторами (нежное городское фэнтези vs натуралистичной мистики), но и журналистами (Марика – начинающим, а Наталья – бывшим). И мы подумали, не выяснить ли друг у друга в форме интервью: почему же мы такие разные?

 

лебедева13Наталья Лебедева

Наталья Лебедева: Книги нашей серии объединяет только одно: в каждой действие происходит в современном городе, и каждый город открывается с таинственной - мистической или фэнтезийной - стороны. Ни одна из книг специально в серию не писалась, каждую автор придумал, потому что придумал. А почему ты взяла именно эту тему?

Марика Ми:  Я росла в мире, наполненном необычным. Постоянно придумывала разные истории, устраивала себе и друзьям приключения, волшебные путешествия. Для меня необычный мир был чем-то очень близким, что всегда можно увидеть, если постараться. Потому, наверное, никогда не привлекало так называемое классическое фэнтези, действие которого происходит в другом мире, и волшебники, легко создающие все, что угодно, — я в это не верила. Мне хотелось написать о том, что не только в "иных мирах" есть чудеса и не только волшебники могут ворожить. Так и появились "Выдумщики".

НЛ: То есть, книга выросла из твоих личных фантазий?

ММ: Книга выросла из того, во что я верю: если долго мучиться, что-нибудь получится (смеется). Почти любые мечты сбываются, если ты к ним идешь. "Выдумщики" - фэнтези, и там эта идея связана с волшебством. Конечно, мало у кого в реальной жизни получится сделать небо оранжевым или материализовать из ниоткуда сервиз, но бросить ненавистную работу, заняться тем, что тебе нравится, а не тем, что "правильно" и "нормально", люди могут. Наверное, это немного наивно, но я верю, что книги могут поменять что-то в людях, у меня самой такое бывало. Поэтому самым потрясающим отзывом, который приходил на "Выдумщиков", было: спасибо, после книжки я поняла, что хочу делать в жизни.

НЛ: А если говорить о чем-то более реальном, то из какого сора выросли "Выдумщики"? Есть ли там реальные прототипы, какие-то твои личные комплексы и нереализованные желания?

ММ: Про личные комплексы я в какой-то мере уже сказала. Когда я начала писать книгу, то училась в МАИ на программиста и, мягко говоря, недолюбливала свой вуз, чувствовала, что занимаюсь совсем не тем, чем хотелось бы. Закончить книгу я смогла только тогда, когда резко сменила область деятельности: поступила на журфак МГУ и начала работать журналистом. Моя героиня поняла все про себя гораздо раньше автора. Так что, видимо, действительно нереализованные желания подталкивали писать именно эту историю. Волшебный пинок получился не только для читателей, но и для автора.

НЛ: Книга вышла действительно мягкая, волшебная. Судя по отзывам, читатели восприняли ее как сказку для подростков.

ММ: Сначала я была недовольна: я ведь не пишу для детей! А потом поняла, что действительно так. Для кого еще должна быть книга о выборе жизненного пути? Так что смущает теперь только одно - рейтинг 16+, почему-то поставленной подростковой книжке.  К счастью, «Выдумщики» не чисто подростковые, и их спокойно читают и взрослые. Они скорее то, что называют «young-adult fiction».

НЛ: На 16+  в книге нет ни одной сцены! Как тебе кажется, откуда взялась эта маркировка?

ММ: Вот честно, не знаю. Надо мной друзья долго смеялись, мол, пара поцелуев в книжке, а уже 16+. У меня есть только одно предположение, может, персонажам в детских книжках нельзя курить?

НЛ: А может быть, это общая маркировка серии? В других книгах есть довольно жесткие сцены. Как тебе такое соседство?

ММ: Когда я поняла, что передо мной выходят довольно серьезные и даже в чем-то мрачные книги, напряглась.
И не зря: некоторые читатели разочарованно спрашивали, где триллер и маньяки, и я совершенно не знала, что им ответить. Ну не планировала я создавать триллер! С другой стороны, некоторые, наоборот, писали, что наконец в "Сторожевых" нашли книгу по вкусу. И я благодарна им за то, что не испугались "не своих" книг в начале серии.

НЛ: Если бы ты сейчас могла выбирать, ты бы выбрала издание в серии, или отдельной книгой?

ММ: С одной стороны, когда книга выходит отдельно, возможна большая свобода в позиционировании, в выборе обложки, в стиле аннотации. И, что немаловажно, не нужно подстраиваться под серию. С другой стороны, сейчас выходит такое огромное количество книг, что отдельная книжка, скорее всего, затеряется, особенно если она первая. Несмотря на то, что большая часть разочарований в "Выдумщиках" была именно из-за ожиданий после предыдущих книг, мне кажется, что серия дает новичку больше возможностей.

 

маркиа13Марика Ми

НЛ: Да, "Выдумщики" ведь твоя дебютная книга! Как у тебя ощущения после издания?

ММ: Когда я сообщила, что подписала договор на издание книги, опытные друзья-писатели говорили: это только самое-самое начало, дальше будет много трудностей. И были правы: выход книжки все откладывался, потом, когда "Выдумщики" наконец вышли, в магазинах их ставили и в «современную прозу», и в «иностранные книги» и вообще теряли. Еще до издания мне начали писать неадекватные люди и настоящие сумасшедшие...  С другой стороны, выход книги дал мне контакт с читателями и обратную связь — ничего ценнее, как мне кажется, для писателя нет. Причем, одно дело — отзывы друзей, приятелей, даже читателей блога, и совсем другое, когда их оставляют люди, не знакомые с автором. Да и к изданной на бумаге книге требования совсем другие, чем к выложенной в сети.
Насчет ощущений... Если честно, я столько ждала ее, выход столько раз переносили, что в конце уже не верилось даже, что "Выдумщики" когда-нибудь появятся. А когда мне друзья сказали, что книга есть в магазинах, было ощущение полнейшей нереальности происходящего. Как это так: у меня — и настоящая книжка вышла.

НЛ: Что ты вынесла из отзывов на книгу? И будешь ли как-нибудь учитывать мнение читателей при написании новой книги?

ММ: Я немного маньяк в плане переписывания и правок и всегда очень трепетно относилась ко всем отзывам, старалась в каждом, даже самом неадекватном, увидеть что-то рациональное. Понятно, что после выхода книги отзывов стало больше. И в итоге я открыла для себя неожиданную вещь: к критике нужно относиться с большой долей скептицизма. Не потому, что читатели дураки или неправы, просто на каждый отзыв накладывается слишком много личного восприятия: один читатель восхищался тем, что другому показалось неудачным, кому-то было мало романтики в книге, кому-то, наоборот, слишком много.  Но, да, конечно, те замечания, что попадались из отзыва в отзыв, я буду учитывать в работе над новыми книгами. Я не волшебник, я только учусь, поэтому такие замечания очень и очень ценны.

НЛ: А о чем будет новая книга? Ты остаешься в том же ключе или пробуешь что-то новое?

ММ: Условно действие будет разворачиваться в том же мире и основываться на той же мифологии, но история будет совсем про других персонажей. Читатели любят продолжения и циклы, но у меня так не выходит. Зато я очень люблю вставлять мелкие "пасхалки" из других книг. В «Выдумщиках» они тоже есть - на старую книгу, которую планирую однажды переработать. А о чем конкретно сейчас пишу - не скажу, в этом плане я очень суеверна.

НЛ: Ну и тогда последний вопрос: зачем ты пишешь, какова твоя цель?

ММ: Это прозвучит очень пафосно и наивно, но... Когда мне было 14, я очень хотела изменить мир: серьезно так, чтобы войны не было, и всем стало хорошо. Как многие подростки, наверное. Но дома у меня были бабушка с дедушкой и младшая сестра, за которых я несла ответственность. И я поняла, что не смогу полезть ни на какие баррикады, стать революционером или чем-то подобным — такое нельзя делать с семьей. И тогда, чтобы хоть что-то поменять, я начала писать книги.
Конечно, сейчас я понимаю, что книгами сильно мир не изменишь и людям особенно не поможешь. Та же журналистика, как бы к ней не относились, часто делает больше. Но когда у моей подруги умер отец, она сидела и читала по кругу "Выдумщиков" — и ей становилось легче. Наверное, это что-то значит.

***

Марика Ми: Наташа, у тебя уже вышло 4 книги, и все разные: производственный роман, постапокалипсис, мистика и, теперь, «Театр черепаховой кошки» — в серии городского фэнтези. Что это: попытка найти свой жанр? Или жанры для тебя в принципе не важны – куда уведет идея, туда и идешь?

Наталья Лебедева: Не могу сказать, что жанры для меня не важны. Просто я не рассматриваю их как нечто определяющее. Жанр — это инструмент, который позволяет создать определенную атмосферу, помочь раскрыться характеру героя, обратить внимание на ту или иную проблему. Да, сначала мне было интересно экспериментировать. Но теперь я нашла нишу, в которой мне хорошо. Это мистика. И "Театр Черепаховой кошки", хоть и издан в серии городского фэнтези, — все-таки мистика.

ММ: Почему ты выбрала именно этот жанр?

НЛ:  Очень интересный жанр, который дает возможность заглянуть в человеческое подсознание, материализовать скрытые страхи, максимально обострить ситуацию, и тем самым дать герою проявить себя. Когда пишешь мистику, можно одновременно и развлекать читателя, и говорить с ним о серьезных вещах. Ну и потом, мои любимые писатели — мистики. Кто-то отчасти, кто-то в полной мере: Достоевский, Гоголь, Гофман, Кортасар и Кинг. Да, тут, наверное, нужно особо оговорить, о какой мистике идет речь. Меня мало интересуют древние культы или артефакты, мне нравится мистика атмосферная и психологичная.

ММ: Достаточно мрачные у тебя любимые авторы, да и "Театр черепаховой кошки" некоторые критиковали за излишнюю "чернушность". Не боишься этим отпугнуть читателей? Особенно при учете, что выходишь в "женской" серии.

НЛ: Ну, во-первых, серию я не выбирала, а во-вторых, она не такая уж и женская. По крайней мере, один автор-мужчина у нас есть. И, кстати, читатели меня и Олега Кожина объединяют, относя к тому крылу серии, которое "пожестче". Мы ведь с тобой уже говорили о том, что все книги в ней очень разные.
А что касается "чернушности"... Тут я тоже лишена права выбора: от себя не уйдешь! Так что я пишу, как пишется, как для меня естественно. Так что и бояться-то бессмысленно. Потом, я не считаю, что это именно "чернушность". Я не гонюсь за количеством кровавых сцен. Просто не люблю мелодрамы, стараюсь показывать жизнь такой, какой мы видим ее каждый день: обшарпанные стены, растрескавшийся асфальт... Человеческие отношения, когда мы можем быть друг к другу жестоки, даже не осознавая этого. Но для меня важно, чтобы среди всего этого всегда было место чему-то светлому. Чему-то, что помогает жить.

ММ: Но позиционировались-то «Московские сторожевые» как серия, в первую очередь, для женщин. Тем более заявлялся жанр городского фэнтези. То есть, твое и Кожина попадание не точное. Но если у него книга дебютная, то ты совсем не новичок в писательстве, с определенной, уже сформировавшейся группой поклонников. Как ты считаешь, для "продолжающего" автора серия полезна, даже несмотря на возможность не полного попадания книжки?

НЛ: В данном случае серия оказалась для меня безусловно полезной. Хотя "Театр Черепаховой кошки" —  не первая моя книга, круг постоянных читателей у меня невелик: люди сегодня с большой настороженностью относятся к новым именам, и могут уйти годы прежде чем тебя будут воспринимать как состоявшегося автора. А в этой серии меня заметили. Да, кто-то был недоволен, что моя книга жестче, чем, например, твоя — сама же знаешь, наши аудитории почти не пересекаются. Но оказалось, что людям интересна сама тема. И серия дала им возможность из нескольких авторов найти своего. Это, по-моему, прекрасно!

ММ: Откуда берутся темы для твоих книг? Берешь из жизни или придумываешь?

НЛ: Я действительно многое беру из жизни: свои страхи, чьи-то жизненные ситуации, человеческие типажи — много чего. Но я никогда не перекладываю их на бумагу буквально, всегда переосмысляю. Потому что, как ни парадоксально, люди не верят историям, которые рассказаны так, как они происходили. Людям не нужна история. Им нужен образ истории: с особой атмосферой, с конфликтом, с персонажами, каждый из которых — яркая индивидуальность. Так что придумываю я все-таки больше.

ММ: Кинг говорил, что часто пишет о своих страхах, чтобы перестать бояться. Для тебя это так же?

НЛ: Не совсем. Я поймала себя на мысли, что всю жизнь воспринимала себя слабой — физически слабой. Маленький рост, тройка по физкультуре… Я боялась: вдруг что-то случится, а я не справлюсь. И как-то естественно, с самого детства, моделировала для себя неприятные ситуации: а что я буду делать, если... Чтобы не растеряться, точно знать, что делать в ответственный момент: куда бежать при пожаре, какие вещи хватать... Находились люди, которые мне говорили: нельзя так, это негативное мышление, ты привлекаешь неудачи. А я убеждалась, что все делаю правильно. Потому что всегда, когда нужно было быстро действовать в серьезной ситуации, я все делала правильно. Никогда не боялась — страх приходил уже потом, когда все было позади. И вот эта тренировка, видимо, стала основой для многих моих сюжетов. Это мне привычно: придумать что-то страшное и заставить героя выпутываться.

ММ: Что для тебя книги? Они имеют значение для тебя лично, или тебе важнее нести что-то людям?

НЛ: Хороший вопрос, ответа на который я не знаю. Много раз себя спрашивала и — ничего! Мне нравится придумывать истории, я получаю кайф, когда в голове отчетливо возникает новая сцена или поворот сюжета. В то же время я отчетливо осознаю, что книге нужен читатель, и мне важно, чтобы меня читали. Ну и тщеславное желание как-то повлиять на мир тоже есть. Кажется, я пользуюсь своими книгами как шансом крикнуть людям: "Что же вы делаете! Оглянитесь, вы причиняете друг другу боль..." Не знаю, какой из этих мотивов для меня главнее.

ММ: Насколько я знаю, у "Театра черепаховой кошки" планируется продолжение. Как оно появилось? Не успела в одной книге сказать все, что хотела?

НЛ: Да, продолжение не только планируется, но даже уже написано. Сейчас я занимаюсь редактурой романа. Он, так же, как и "Театр Черепаховой кошки", тесно связан с телевидением. Идея появилась тогда, когда я только начала работать над "Театром", сначала я думала, что это будет отдельная книга, а потом поняла, что все это может происходить с теми же героями, только они станут на десять лет старше. И удачно совпали основные мотивы романов. В "Театре Черепаховой кошки" я говорила о смерти, в "Мельнике" — о любви. Вечная пара, которая всех всегда интересует. Так что сложно даже говорить о продолжении. Скорее, это с самого начала задумывалось как дилогия.

ММ: То есть, модным тенденциям — писать бесконечные продолжения — ты не поддаешься?

НЛ: Нет. Я считаю, что все должно быть оправдано художественным замыслом. Если автор придумывает героя, который, по замыслу, должен действовать в разных романах (Шерлока Холмса, например, или Дживса и Вудстера, или Эркюля Пуаро) — это его право, и он может создать с ним тысячи историй. Если он придумывает сагу на двадцать томов — не вижу в этом ничего плохого. Но я настаиваю, что объем должен определяться изначальным замыслом. Однозначно плохо, когда автор написал книгу и, если она вдруг понравилась публике, начинает высасывать из пальца бесконечные продолжения.

ММ: И последний вопрос. Первый этап становления как писателя ты прошла: книги выходят, читатели читают. К чему ты стремишься? Чего хочешь достичь в будущем?

НЛ: Наверное, про первый этап ты права. На очереди второй. Я не заглядываю в совсем далекое будущее — это, на мой взгляд, бессмысленно. Кто знает, как оно там обернется? Пока же у меня очень конкретные цели. Я хочу прорваться к своему читателю. Люди сейчас настороженные, обжигались на новых именах множество раз, и уговорить их заглянуть в книгу неизвестного автора — очень сложно. Но я сделаю это, я уверена.

Источник: журнал ФанCity
vk.com/zhurnal_fancity
fan-city.ru

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без: