Дмитрий Тихонов: «История – это готовая атмосфера, ждущая, чтобы ее поместили в какой-нибудь жуткий сюжет»

ТИХОНОВДмитрий Тихонов (1985 г.р.) — один из самых заметных авторов русскоязычной литературы ужасов. За его плечами многочисленные публикации в журналах и сборниках, роман-новеллизация компьютерной игры «PANZAR», а также победы и призовые места на жанровых конкурсах. Работает сценаристом, проживает в Нижнем Новгороде. Женат, воспитывает двух сыновей. На днях в серии «Самая страшная книга» вышел сборник Дмитрия, и Зона Ужасов вызвала автора на допрос.

— Дмитрий, привет! Прежде всего, спешу поздравить тебя с выходом «Чёртовых пальцев». Сборник уже можно пощупать и утащить домой. Что сейчас чувствуешь? Пусть это и не дебют, но все-таки первая сольная книга за авторством Тихонова, адресованная отечественному хоррор-сообществу, в котором ты и сделал себе имя.

Привет и спасибо за поздравления! Как себя чувствую? Я спокоен как удав. Я совершенно спокоен. Мои ноги наливаются тяжестью. Мои веки наливаются тяжестью. Я спокоен, словно птица в не работает это ни хрена! Ни хрена не работает! Нервы ни к черту. Вот прямо сейчас мучаюсь вопросом: рвануть в Москву или, стиснув зубы, подождать пару дней, пока книжка добирается до магазинов Нижнего Новгорода. Мне ж ее до сих пор не удалось в руках подержать. А отечественному хоррор-сообществу – исполать и респект. Очень надеюсь, что не подведу вас, друзья.

— Заглавная повесть шла к публикации довольно долго. Расскажи историю создания произведения и поведай о его издательских злоключениях.

Все началось с «Гонок на выживание» на форумах allhorrors.ru. Какой год это был? 2011? 2010? Короче говоря, в незапамятные времена несколько Молодых Талантливых Авторов, решив до отказа набить русский хоррор романами, ввязались в литературное соревнование. На дистанции поджидала матушка-лень, до зубов вооруженная бытовыми обстоятельствами – и я выбыл из гонки, но через некоторое время вернулся к тексту и закончил его в спокойной обстановке, без спешки и дедлайнов. Так появилась повесть «Чертовы пальцы».

В феврале 2012 года она съездила на семинар «Малеевка-Интерпресскон», где была препарирована Святославом Логиновым и заслужила его одобрение. На радостях, едва успев внести оговоренные в ходе семинара исправления, я разослал рукопись во все издательства, о которых слышал. В «АСТ» и «Эксмо» мне настоятельно посоветовали увеличить объем раза в полтора, чтобы получился роман, который можно издать отдельной книгой. Несколько месяцев я честно раздумывал над этим, и чем больше раздумывал, тем яснее понимал, что повесть нужно не увеличивать, а сокращать. Раза в полтора.

Затем, внезапно, «Чертовы пальцы» согласилось взять Луганское издательство «Шико». Прекрасный повод избежать дальнейшей работы над текстом, не так ли? Сбыв повесть с рук, я с чистой совестью занялся другими проектами. Но дела у «Шико» в тот период шли не особенно хорошо, и повесть пролежала у них до весны 2014 года, когда, в силу всем известных печальных обстоятельств, стало понятно, что дальше ждать не имеет смысла.

В тот период как раз начиналась история проекта «ССК». Еще на ранних этапах развития серии Миша Парфенов говорил со мной об издании сборника – и, если помнишь, «Чертовы пальцы» регулярно анонсировались в антологиях, начиная года с 2015-го. Но издательские жернова мелют медленно, особенно если речь идет об авторских сборниках малоизвестных авторов, и реализовать задуманное получилось только в 2018. На самом деле, это даже хорошо. Выйди сборник пару лет назад, он получился бы совсем другим, и далеко не факт, что я был бы им столь же доволен, как сейчас.

— В книжке 14 рассказов. По какому принципу они отбирались, и насколько сложно было определиться с финальным составом?

С составом я возился долго. Основной критерий один: за рассказ не должно быть стыдно. Но, конечно, хотелось еще и новизны, и разнообразия. Крутил-вертел по-всякому, даже написал названия кандидатов на обрывках бумаги и тянул жребий. В итоге от этой затеи отказался, однако бумажки пригодились – отобранные я потом переставлял в разном порядке, пытаясь определить лучшую последовательность текстов. Определил. А на завершающей стадии добавил еще один рассказ и похерил к чертям весь фэн-шуй.

— На страницах сборника читателей ждут бесы и экзорцисты, монстры и колдуны, маньяки и самые обычные люди. Есть ли у тебя любимые персонажи? С кем не отказался бы выпить, а от кого предпочел бы держаться подальше? Быть может, есть герои или чудовища, которые вернутся в новых историях?

Собственно говоря, кое-кто уже вернулся. В книге присутствует своего рода мини-цикл из двух рассказов, объединенных антагонистами, – один успел засветиться в хоррор-сообществе, а второй написан специально для сборника. Парни просто не хотели уходить. Они до сих пор где-то там, в глубине головы, а потому я надеюсь, что мы с ними встретимся еще не раз.

Что касается любимых персонажей, то для ответа на этот вопрос нужно взглянуть на обложку. Ряженый вне конкуренции. Во-первых, он милаха. Во-вторых, он олицетворяет собой все, за что я ценю хоррор как жанр: старинные поверья и обычаи, народное язычество, тяжелые шаги в темноте и рогатые маски. Что может быть прекраснее старой доброй маски козла? Только вывернутый мехом наружу тулуп.

— Твой конек — исторический хоррор. Не обойдется без него и в «Чёртовых пальцах». Чем тебя привлекает это направление, и почему российские авторы все чаще к нему обращаются?

История полна неповторимого, яркого материала, подстегивающего фантазию не хуже [censored] или других препаратов. История полна драматизма, мощных персонажей и неожиданных поворотов. История – это готовая атмосфера, ждущая, чтобы ее взяли и поместили в какой-нибудь жуткий сюжет. Исторический хоррор – это почти темное фэнтези, которое мы все любим (хоть и признаемся в подобном с неохотой) и которое крайне интересно писать. Я безумно завидую авторам, способным сделать по-настоящему самобытную и страшную вещь с участием менеджера по продажам или разведенного программиста. Меня, к сожалению, куда сильнее вдохновляют домовые, хлысты и деревенские ведьмы.

Да и, если честно, как бы хорошо ни был написан рассказ об условном программисте, скорее всего ему придется иметь дело с образами и архетипами, растущими из далекого прошлого. Черная магия, разного рода демонические сущности, оборотни, привидения и неупокоенные мертвецы, запретные ритуалы и безымянные чудовища – все это в некотором смысле исторический хоррор, пусть даже помещенный в декорации современности. Всегда ли есть смысл в таких декорациях? Не уверен.

[...]

Читать далее на horrorzone.ru

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%