Сергей Лукьяненко: «Жду от молодых фантастов, что они начнут не только писать, но и читать»

В «Астрель-СПБ» появилась новая серия «Звездный портал». Она стартовала с книги Сергея Лукьяненко «Мальчик и Тьма» и книги его сына Артемия «Лето на Цеоде». Это серия космической фантастики для детей 8–13 лет. Главный редактор «Астрель-СПБ» Александр Прокопович поговорил с Лукьяненко-старшим о ярлыках и удаче, его отношении к писательскому дебюту сына и новой волне фантастов.

 

порт


Почему фантастика? Считается, что формульная литература – некий более низкий жанр. Но при том метафорическом, образном арсенале, при том языке, который у вас есть, вы могли бы добиться известности в любом жанре. Почему же выбор сделан в пользу фантастики?

— Ответ простой: мне нравится фантастика. Я никогда не считал её «низким жанром», да и деление на фантастику и не-фантастику очень условно. «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя – это фантастика или реализм? «Шагреневая кожа», «Портрет Дориана Грея», «Одиссея», «Мастер и Маргарита», «Альтист Данилов», «Аэлита» – по какому ведомству будем их числить? По фантастике или по реализму? Книги бывают хорошие, а бывают плохие. Все ярлыки – не более, чем условность.

Как изменился Сергей Лукьяненко? Путь от «Рыцарей сорока островов» до «Порога» и «Кайнозоя». Кроме опыта, что и кто помог стать сильнее?

— Наверное, удача. Я знаю массу прекрасных авторов, талантливых и трудолюбивых, обаятельных в общении, образованных, прекрасно владеющих слогом… но известных лишь «профессионалам» от фантастики. Просто не повезло. Это горько признавать, но в любом успехе, помимо врожденных данных и наработанных способностей, есть ещё и значительный элемент удачи.

Есть ли те авторские ошибки, которые удалось победить? То, что теперь не допустили бы.

— У меня нет абсолютной грамотности. Это печально, но это данность. Я порой склонен к пафосу, порой к торопливости и, как следствие, небрежности. Я очень не люблю переделывать и редактировать готовый текст – это то, что победить не удалось. А вот от целого ряда иных ошибок, избавиться удалось. Но – не буду о них говорить, вдруг никто их и не замечает? :)

Сын пошел по стопам отца. Это прекрасно или возникают какие-то другие чувства?

— С одной стороны – мне приятно, конечно же. Сын относится к творчеству очень серьезно. С другой стороны – я вижу, что ему не хватает банальной начитанности (это беда всего поколения). Нет, по сравнению со сверстниками, он много читает! Пару книг в неделю как минимум! Но я в его возрасте читал по паре книг в день… впрочем, у меня не было интернета, компьютера, я не занимался спортом или иностранными языками (а это ведь тоже требует немало времени). Надеюсь, что он будет расти дальше: если повесть «Лето на Цеоде», на мой взгляд, интересна в первую очередь тем фактом, что написана тринадцатилетним подростком, ребенком – для других детей, то уже следующая большая повесть (или маленький роман?) вышла гораздо интереснее. Если он будет расти, то сможет стать писателем, но в семнадцать лет загадывать трудно.

В повести «Лето на Цеоде» Артемия Лукьяненко достаточно органично смешаны жанры фантастики и фэнтези. Это тенденция, это сделано умышленно?

— Мне кажется, это тенденция. Для современной молодежи деления на научную фантастику и фэнтези очень условно. Когда-то мы с Ником Перумовым ломали стереотипы, совмещая в «Не времени для драконов» магию и «паропанк». Сейчас – это общее место в фантастике, как в книгах, так и на экранах. Даже не знаю, что причиной – то ли магия кажется детям наукой, то ли наука – магией.

Отечественные авторы не жалуют направление «научная фантастика», с чем это связано? Дождемся ли мы своего Питера Уоттса?

— Для того, чтобы писать научную фантастику, надо в науке разбираться – и при этом иметь хотя бы небольшой литературный дар. Научный склад мышления и творческие способности к литературе сочетаются нечасто. Для большинства авторов наука служит лишь фоном, некой заменой магии: вместо волшебной палочки – синтезатор, вместо заклинания – нанороботы или виртуальная реальность. Да, очень хочется дождаться авторов настоящей научной фантастики, разбирающихся в том, что они пишут, и при этом умеющих держать сюжет и владеющих пером.

Ваш сын – это абсолютно другое поколение фантастов. Чего вы ждете от этой волны?

— Ох… В первую очередь я жду от них того, что они начнут не только писать, но и читать. Перестанут изобретать велосипеды :) Ну и того, конечно, что современные молодые авторы (публикующиеся большей частью в сети) не будут гнаться за объемами написанного (есть достаточно много читателей, уже приученных к небрежностям в сюжете и неряшливому стилю), а постараются делать свои книги лучше. К сожалению, потеря журналов фантастики, редакторской школы, падение тиражей бумажных книг выводят на первый план авторов, которые ориентируются лишь на производство фантастической макулатуры… пусть и электронной. А ведь среди них есть писатели с хорошим потенциалом, но вот сумеют ли они его раскрыть…

 

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%