Александр Прокопович: «Интерес к чтению определяется книгами»

прокГлавный редактор издательства «Астрель-СПб» Александр Прокопович — в гостях у проекта «Лиterraтура». Беседовал Сергей Пронин.

— Для многих людей литературный процесс выглядит так: автор что-то написал, отнёс издателю, издатель принёс читателю, читатель прочёл. Сейчас, кажется, текст к читателю может попасть и многими другими путями. Как это влияет на издательства, отражается ли это на вашей стратегии?

Конечно, отражается, но я не вижу здесь какой-то беды. Чем больше путей к читателю, тем лучше. Вопрос в том, что не каждый текст может доставляться всеми способами. И это нормально. Каким-то текстам лучше попадать к читателю традиционным способом, каким-то лучше на электронных площадках, каким-то — хорошо везде. Мне кажется, что ничего особенного сейчас не происходит. Разные пути попадания текста к читателю были всегда.

Если же говорить о рынке, то тут можно считать, какова доля книг, доставляемых каждым из имеющихся способов, и задача издателя — решить: нужно ли оседлать те или иные механизмы доставки или пренебречь.

К примеру, на сегодняшний день очевидно, что так называемая сентиментальная проза лучше себя чувствует на электронных площадках. То же самое касается, скажем, простых боевиков с продолжением. И не факт, что издатели хотят или должны этим заниматься. Издатель — это прежде всего инвестор, и если он видит возможность заработать, то готов и вкладывать.
А если говорить не об издателях, а о редакторах, то редакторы тоже сформированы культурной средой, и в силу собственного багажа и бэкграунда не всегда предрасположены к работе с теми или иными текстами. И это тоже не есть плохо.

Мне кажется, мы живём во время, когда нет противостояния, а есть диверсификация. Пускай цветут все цветы.

— Если издатель — это инвестор, то почему, тем не менее, он может не пойти в тот сегмент, где, очевидно есть деньги?

Если вложения очень большие, если большие риски, то всё это очень сильно снижает привлекательность для инвесторов. Это совершенно обычная стратегия для любого бизнеса. Мы ж не решаемся вкладывать в производство вечного двигателя, но кто-то может и «зайти» в такой стартап.

Конечно, есть проекты, в которые издатель не пойдёт. Например, я не случайно упомянул «сентиментальную прозу». Вы можете себе представить издательство, которое вложится в серию, грубо говоря, «порнухи»? Я — нет. И нужно понимать, что любая книга, которую мы выпускаем, требует определённых затрат: обложка, редактура, корректура, вёрстка. Очень сложно именно на экономическом поле конкурировать с людьми, которые этим вообще не озабочены.

Почему, скажем, издатели не идут на рынок фанфиков? Во-первых, потому что там нет денег, а во-вторых, украсть всегда дешевле, чем купить. А мы занимаемся именно покупкой, на рынке краж мы не собираемся ни с кем конкурировать.

— Многие разделяют литературу на условные части, кто-то говорит о премиальной и развлекательной, кто-то говорит, что есть сетевая и несетевая. Для вас существует какое-то разделение?

Любая классификация существует только в голове, собственно, классификатора. Можно делить книги на большие и маленькие, но никто не скажет, в какой момент книга переходит из одной категории в другую. Можно, опять же, на легко- и сложночитаемые. Но кто-то с лёгкостью читает Джойса, а кто-то не может взяться за Гарри Поттера. Как же это прочесть, целых семь томов!

Это все относительные вещи, и они возникают в тот момент, когда нам не хватает оперативной памяти. Тогда мы просто прибегаем к упрощениям.

Если мы возьмём, например, фантастику, то для кого-то это «Мастер и Маргарита», а для кого-то — «Основание» Айзека Азимова. А теперь скажите, есть ли в принципе художественная литература без фантастического допущения? Наверное, нет, потому что это фикшн, всегда есть какая-то доля вымысла. Мы применяем классификации, когда нам это удобно. С моей точки зрения, правильно рассматривать каждый текст отдельно. Всё, что мы делаем: то есть жанры, форматы и так далее — это очень условно. Есть ещё такое ужасное слово «калибровка», один мой коллега говорит: «Это хорошо откалиброванные книги». Значит, они откалиброваны под какую-то аудиторию. Звучит ужасно, и не хочется относить этот термин к книгам, но тем не менее. Мы вынуждены прибегать к той или иной форматизации, потому что нам не хватает интеллектуального потенциала, чтобы рассматривать каждую книгу отдельно. В идеальном мире не будет существовать ни серий, ни жанров, а будут существовать отдельные книги, но, к сожалению, наш интеллект пока для этого недостаточен, мы вынуждены делить на жанры, на серии, на высокую и низкую литературу.

— То есть для вас деление, скажем, на премиальную и развлекательную литературу, не очень валидно?

Давайте перевернём ситуацию. Ведь деление литературы — это, по большому счёту, деление аудитории. Представьте, вы заходите в магазин, и вам предлагают выбрать бирку и повесить её на лоб. Кто вы? Любитель большой литературы, или любитель низкой литературы. И в этот момент человек просто сломается и в такой магазин больше не зайдёт. Классификации — это очень ограниченная вещь.

Я вам приведу хороший пример. Есть замечательный автор Наринэ Абгарян, у неё есть книга «Манюня». В своё время мне отказали в её публикации с такой формулировкой: «Кому нужна межжанровая этническая проза?» И ведь сразу классифицировали, отнесли, во-первых, к межжанровой, во-вторых, к этнической. Сейчас это определение воспринимать просто смешно, но в тот момент человек, который это сформулировал, был уверен в своей правоте на все сто. Вот вам и поделили.

И я, конечно, далёк от того, чтобы говорить, что книги надо делить на хорошие и плохие. Мне кажется, верная издательская позиция следующая: «Я могу продать эту книгу или нет». Я и авторам не пишу никогда, мол, ваш текст плохой, а пишу, что я не могу его продать. А вот почему я её не могу продать, это уже другой вопрос, это может иметь больше отношения к редакционной политике, к тому, что мы умеем и не умеем, чем к самому тексту. Очевидно, что любой неумеха может продать шедевр (по крайней мере, я на это надеюсь). Наша редакция прекрасно продает, к примеру, мелодраматический ностальгический текст или хоррор, а вот какой-нибудь боевик — не умеем.

— Если говорить о продажах и в целом о деньгах, сейчас во многих, например, литературных школах говорят начинающим авторам, что им надо иметь профессию и работу, которая будет приносить деньги, потому что писательством не прожить. Может ли современный несетевой автор иметь профессию «писатель» и жить на гонорары от своих текстов?

Меня удручает, что в таких обсуждениях всегда за скобки выносится качество текста. Как будто имеет значение только сам факт его создания. Вот я писатель, я что-то пишу, расскажите мне как зарабатывать. А как заработать сантехнику, который не умеет чинить унитазы? Да никак! Почему-то все считают, что писатель непременно должен жить по схеме: написал и сразу заработал. А танцор, к примеру, должен так? Станцевал и заработал? А музыкант?

Почему-то очевидно, что в других творческих профессиях существует бешеная конкуренция и деньги зарабатывают лучшие из лучших. И это никого не удивляет. Есть вершина пирамиды, есть лучшие из лучших, и они зарабатывают.

Да, можно говорить в таких категориях, если перед вами уже лежит профессиональный, замечательно сделанный текст. А когда только вот что-то сделал, и сразу деньги упали - нет. А некоторые авторы считают, что деньги вообще должны прийти без подписания контракта. У него лежит контракт, он его не подписывает, и, при этом, ещё и денег ждёт.

Да, в бизнесе нужно говорить о доходах в том числе и в книгоиздательском бизнесе, в том числе о деньгах автора. Но любые обобщения тут совершенно неуместны. Потому что есть авторы одной книги, которая постоянно переиздаётся и приносит доход. Есть жанры, в которых быть финансово успешным автором одной книги невозможно. В жанровой, «формульной» литературе рынок устроен так, что постоянно требуется обновление, основные доходы приносят новинки. А в большой литературе вы можете писать одну книгу 10 лет, а потом она выстрелит и всё время будет приносить доход. Получается, нужно разбирать отдельно каждый, извините за это слово, кейс. А универсальных советов у меня нет, разве что подписывайте контракт вовремя. Сейчас вообще многое поменялось, значимые авторы могут преподавать на различных курсах и в такой форме получать доход, читать лекции, тексты распространяются в электронном виде, в виде подписок, аудиоверсии, появляются все новые и новые варианты.

— А у вашего издательства в портфолио есть такие авторы, которые находятся на вершине пирамиды и живут исключительно за счёт своего творчества?

Да. […]

Читать далее на сайте «Лиterraтура»

Путь на сайте

Рекомендуем