Мэтт Рафф «Злые обезьяны». Рецензия «Горького»

обезМэтт Рафф. Злые обезьяны. СПб.: Астрель-СПб.; М.: АСТ, 2018. Перевод с английского Марии Акимовой

В белой-белой комнате за белым-белым столом сидит закованная в наручники женщина в оранжевой робе заключенной. Иногда в комнату заходит мужчина — психиатр, специалист по работе с душевнобольными преступниками. Женщину обвиняют в убийстве, и она не особо отрицает свою вину — но продолжает настаивать, что состоит в некой тайной организации, в отделе по уничтожению неисправимых преступников. Называется этот отдел «Злые обезьяны» — неофициально, конечно. Говорит она и о другом, не менее могущественном тайном обществе, собравшем под своим крылом серийных убийц, насильников, пироманов, законченных социопатов и других опасных бармалеев. Мэтт Рафф мало рассказывает о прошлом этих организаций, но ясно дает понять, что противостояние длится не первое столетие, а возможно и не первое тысячелетие. Ну а еще есть жгучая тайна в прошлом главной героини, незаполненная лакуна, неизгладимая детская травма, ключевая для всей этой запутанной истории.

«Злые обезьяны» вышли в России почти одновременно со «Страной Лавкрафта». Два романа Мэтта Раффа подряд — вроде бы явный перебор. Но если «Страна...» — книга забавная, неглупая, по-своему остроумная, то «Обезьяны» просто шик-блеск-красота, как пели герои известного советского кинофильма. Это компактный, плотный, энергичный роман, полностью состоящий из диалогов врача и пациента (или, если хотите, тюремщика и заключенной). Но отделить изобретательную ложь от достоверных фактов, болезненные фантазии и галлюцинации от реальности — задачка еще та; кому здесь верить — абсолютно непонятно.

Рафф артистично запутывает следы: на самом деле и врач не врач, и пациентка не пациентка, и тюрьма не тюрьма, и убийство не убийство. То, что поначалу выглядит прозаическим пересказом незамысловатого комикса — Корпорация Добра versus Корпорация Зла, наши разведчики против ихних шпионов, интриги-скандалы-расследования, — превращается в библейскую притчу о парадоксальной привлекательности зла, напичканную прямыми и сюжетными цитатами из Ветхого Завета. При этом автор чудесным образом избегает дидактики, термоядерный ницшеанско-достоевский мессадж до определенного момента совершенно не колет глаз. Как Мэтту Раффу это удалось, остается только гадать, — еще одна задачка на миллион долларов.

Источник: gorky.media

Путь на сайте

Рекомендуем

Опрос

Современный роман невозможен без:

мистики (хотя бы намек) - 23%
криминальной истории (ничто так не оживляет текст, как пара трупов) - 11.5%
любовной истории (что за роман без любви) - 43.7%
социализации героя (герой должен занять достойное место в обществе) - 21.8%